Гром над Констанцой

Неизвестно, что чувствует в последние секунды своей жизни молодой здоровый мужчина, полный сил и далеко идущих планов – страх, обиду, боль или тоску по родным, которых навсегда оставляет так рано? Никогда не узнать нам подробностей последних мгновений жизни двух отважных летчиков, красавцев, героев и любимцев женщин, направивших в тот трагический день 28 сентября 1943 года свой объятый пламенем, изуродованный зенитным снарядом бомбардировщик ДБ-3ф на емкости с топливом нефтехранилища румынского порта Констанца.

Командир экипажа и пилот полковник Шио Бидзинашвили, гордый сын грузинского народа, уроженец родного города Сталина – Гори, помощник командира 36-го минно-торпедного авиационного полка Черноморского флота и его штурман, еврей из Вознесенска – опытный и дерзкий боевой летчик капитан Шика Кордонский, удостоенный впоследствии высокого звания Героя Советского Союза. Два верных воина своей Родины, сражаясь с фашизмом, обрели вечный покой у берегов вражеской Румынии. Вечная им память…и об одном из них сегодня мой рассказ.

Маленький еврейский мальчик появился на свет в семье служащего Абрама Кордонского 4-го (17 по новому стилю) октября 1915 года в богатом славной историей городе бугских казаков Вознесенске тогда еще Херсонской губернии. Здесь кудрявый Шика и провел свое детство. В этот переломный период подрастающий мальчишка стал свидетелем великих перемен, вызванных Октябрьской революцией в России, приходом в родной город советской власти и Гражданской войной, которая ввергла огромную территорию бывшей Российской империи в пучину хаоса и тьмы.

Тем не менее, власть рабочих и крестьян установилась окончательно и бесповоротно, и в двадцатых годах Шика в Вознесенске окончил среднюю школу, после которой продолжает обучение в школе ФЗУ (фабрично-заводского ученичества) в Одессе. В 1932 году семья Кордонских переезжает в Москву, где молодой пролетарий Кордонский работает токарем на заводах «Красный факел» и «Радиоприбор», учится на рабфаке имени С.М. Кирова.

В 1935 году по специальному набору Коммунистического Союза молодежи Шика Абрамович призывается на Рабоче-Крестьянский Красный флот и зачислен курсантом в Ейское военно-морское авиационное училище имени И.В. Сталина, которое он окончил в 1937-м. Дальнейшую службу проходит в авиации Черноморского флота: летчик-наблюдатель 54-й авиационной эскадрильи, затем штурман звена 2-го минно-торпедного авиационного полка. В составе этого полка Шика встретил начало Великой Отечественной войны. Первый боевой вылет совершил 22 июня 1941 года и потопил вражеский сторожевой корабль. Участник обороны Одессы и Севастополя, летал на бомбардировку промышленных объектов, нефтебаз и портов на территории Румынии.

молодой летчик Ш. Кордонский

Смелый и решительный воин старший лейтенант Кордонский до 20 августа 1941 года совершил один дневной и 17 ночных боевых вылетов, в результате которых в румынском Плоешти был разрушен нефтезавод и несколько военных объектов в Констанце. Также у берегов Румынии при непосредственном участии Шики были удачно поставлены минные банки. Боевой счет авиатора растет и на 1 декабря первого года войны молодой лейтенант заносит в свой актив еще 19 дневных и 19 ночных боевых вылетов, налетав в общей сложности 90 часов. При этом Кордонский выполняет также задания на разведку и бомбардировку наземных войск, аэродромов врага в районах Одессы, Ростова и Крыма.

В одном из воздушных налетов на вражеские объекты в районе Одессы отважный штурман был ранен в руку осколком зенитного снаряда, но сумел прицельно сбросить бомбы и безошибочно указать летчику точный курс на свой аэродром. Штурман звена 4-й АЭ 2-го авиаполка 63-й авиабомбардировочной бригады ВВС ЧФ ст. лейтенант Кордонский постоянно рвется в бой и уже в декабре 1941-го командиром полка Героем Советского Союза майором Токаревым представляется к своей первой награде – ордену Красного Знамени, который получил 29 января 1942 года. Но до этого, согласно данным Центрального военно-морского архива СССР, расположенного в Гатчине Ленинградской области, 8 января 1942 года Кордонский Шика Абрамович представлялся к званию Героя Советского командиром 63 авиабригады полковником Хатиашвили.

командир 2-го МТАП Токарев Н.А.

Продолжая громить врага, орденоносец Кордонский вступил в ВКП(б), получил капитана, а с сентября 1942 года сражается в составе 36-го минно-торпедного авиационного полка штурманом звена. Способный и умелый воин; к этому времени на его счету 85 успешных боевых вылетов (10 – в составе 36-го полка, из них 65 – ночью) на бомбардировку военно-стратегических объектов во вражеском тылу: переправы через реку Дон в районе города Цимлянск, железнодорожная станция Керчь-2, портовые сооружении города Мариуполь, в результате которых противнику был нанесен значительный урон.

Дальний бомбардировщик ДБ-3ф

26 сентября 1942 года гвардии капитан Кордонский вновь представляется к званию Героя Советского Союза, причем в наградном листе указано, что ранее к этому высокому званию он был представлен дважды (!). Об одном, датированным 8 января 1942 года нам известно, а где и в каких бумажных завалах затерялось еще одно – до сих пор не известно. Однако следует обратить внимание на слова сослуживца Кордонского Героя Советского Союза Рыхлова, который вспоминает, что Шика Абрамович «… трижды представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза, и трижды на его наградных листах стояла резолюция «Воздержаться». Это есть в архивных документах в Гатчине. Летал он очень смело, был инициативен в воздухе, сам напрашивался на боевые вылеты…».


Представление, подписанное командиром 36-го МТАП Героем Советского Союза Ефремовым опять начало обходить высокие командные инстанции и, что интересно, командир бригады Хатиашвили на этот раз почему-то не поддержал решение комполка, хотя еще в начале года сам инициировал подобное представление. Тем не менее, с награждением отважного летчика Золотой Звездой согласился Военный совет ВВС Черноморского флота в лице генерал-майора авиации Ермаченкова, а вот в штабе Черноморского флота мнение нижестоящих командиров учтено не было и 22 мая 1943 года капитан Кордонский получил свой второй орден Красного Знамени.

 

Командир 36-го МТАП Ефремов А.Я.

Отмечая высокое мастерство Кордонского, его боевой друг Герой Советского Союза генерал-майор В.И. Минаков в своей книге «Мужество черноморских соколов» (Политехника, СПБ, 2000) вспоминает: «…Мой друг Шика Абрамович Кордонский отличился во время налета на Одессу, в ходе которого он был ранен. 23 февраля 1942 года за успешные боевые вылеты и проявленные при этом мужество и геройство в боях с фашистами старший лейтенант Шика Кордонский был награжден орденом Красного Знамени».

Минаков В.И.

Трудно сказать, какие мысли терзали душу вторично обойденного заслуженной наградой Шики Абрамовича в те дни, но боевой офицер продолжал воевать, заслужив невероятное уважение и доверие непосредственного командира – ведь именно к нему, опытному штурману прикрепили только прибывшего из запаса 13 августа 1943 года неопытного полковника Бидзинашвили, который был назначен помощником командира полка. В журнале учета боевой работы 36 МТАП зафиксирован лишь один вылет Бидзинашвили: днем 25.09.1943 - перелет с аэродрома Алахадзе на аэродром Геленджик (ЦВМА, инв. 118688, оп. 62, д.1, л. 88, ф.2211).

В этот период после разгрома немецких войск под Сталинградом и на Курской дуге летом 1943 года гитлеровское руководство искало способ для поддержания морального духа своей армии и населения. И в августе 1943 года берлинское радио распространило информацию о полном уничтожении советской авиации на черноморском побережье Кавказа. Такое хвастливое на весь мир заявление требовало реального опровержения и демонстрации подлинных возможностей советских летчиков.

В Ставке Верховного Главнокомандования обозначили приметную цель: город Констанца — главную базу германского и румынского флотов на Черном море, место хранения горючего и оружия. Приказ о нанесении воздушного удара по кораблям в порту Констанца подписал нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов. Для проведения операции отобрали наиболее подготовленные экипажи лет­чи­ков-черноморцев.

Экипажи полковника Ш. Бидзинашвили, майора А. Фокина, капитана В. Левашова, старших лейтенантов В. Рукавицына, А. Рыхлова, младшего лейтенанта М. Дюкова составили ударную группу.

Из боевого донесения № 043:

Командир 36-го МТАП приказал: 28 сентября 1943 года в 13.45 шестью торпедоносцами одновременно с разных сторон уничтожить эсминцы, стоящие у военной пристани, и транспорты в лесной гавани порта Констанца. Одним самолетом произвести фотографирование результатов удара торпедоносцев.

Подписали: командир полка подполковник А. Ефремов, начальник штаба подполковник Г. Пересада.

Румынский порт Констанца

Взлетели с аэродрома вблизи Геленджика в 11.00. Над Черным морем самолеты пролетели около 800 километров без прикрытия истребителей в режиме радиомолчания: необходимо было обеспечить внезапность нападения. И все же противник встретил шестерку советских самолетов плотным огнем зенитных орудий и скорострельных автоматов. Но торпедоносцы с курса не свернули.

В боевом донесении штаба 36-го МТАП отмечено: экипажи В. Рукавицына и А. Рыхлова уничтожили торпедами каждый по одному эсминцу, экипаж А. Фокина потопил крупный транспорт. Экипаж Ш. Бидзинашвили попал в перекрестье вражеского огня. Штурман Ш. Кордонский успел сбросить торпеду на крупный транспорт. И в этот момент в торпедоносец попал снаряд.

гвардии капитан Ш.А. Кордонский

Из письма Героя Советского Союза полковника в отставке
В. Рукавицына:

«После пуска торпеды мы стали маневрировать по высоте и направлению. Я увидел, что самолет левее нас загорелся, начал поворачивать туда, где находились цистерны с горючим. Взрыв видел, но утверждать однозначно, что экипаж сознательно совершил огненный таран, опасаюсь. Сам я в эти мгновения был максимально загружен» (28.10.1991 г.).

Рукавицын В.П.

Свидетельствует бывший штурман, подполковник в отставке
Н. Поярков:

«Горящий самолет ушел вправо и рухнул на емкости с горючим… Произошел большой силы взрыв, поднялся огромный столб огня и дыма. Думается, что экипаж повторил подвиг капитана Н. Гастелло».

Бывший командир 36-го МТАП Герой Советского Союза полковник в отставке А. Ефремов также поддержал это мнение в беседе с начальником отдела авиации газеты «Красная Звезда» капитаном 1 ранга А. Контиевским.

Герой Советского Союза Рыхлов Александр Дмитриевич (Москва):

«В 1943 году я переучился на новый торпедоносец и был переведен в 1-ю эскадрилью 36 МТАП, которой командовал майор Афанасий Фокин. 28 сентября 1943 года шесть экипажей нашего полка совершили налет на Констанцу. Шестерку торпедоносцев возглавлял командир первой АЭ майор Фокин — по той причине, что полковник Бидзинашвили недавно прибыл к нам в полк из запаса, на новых торпедоносцах не летал, а майор Фокин имел огромный боевой опыт. Об этом есть официальный документ.

Утверждение, что экипаж полковника Бидзинашвили совершил таран, я подтвердить не могу. Я видел только, как самолет Бидзинашвили со штурманом Кордонским взорвался».

Рыхлов А.Д.

Участники той дерзкой операции черноморцы В. Рукавицын, А. Рыхлов, А. Фокин, А. Клюшкин в 1944 году удостоились звания Героя Советского Союза за мужество, проявленное во многих боевых вылетах.

Прошло много лет и в период подготовки к 45-летию Великой Победы советское руководство приняло решение отметить особо отличившихся воинов, дважды представлявшихся к самому высокому званию в годы Великой Отечественной войны, но не получивших его. В списке числился и штурман гвардии капитан Ш. Кордонский.

Указом Президента СССР от 4 октября 1990 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, капитану Кордонскому Шику Абрамовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 7 октября 1990 года в Москве вдове Героя Надежде Петровне Кордонской были вручены Грамота Героя Советского Союза, орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» (№ 11631).

Отклики ветеранов на это решение оказались неоднозначными. Они представлены в публикуемой переписке. У каждого фронтовика свой взгляд на эпизоды военного времени, по-своему отраженные в их биографиях, по-разному прописанные в наградных листах.

В редакцию газеты «Красная звезда»19 ноября 1990 г. обратился председатель совета ветеранов ВВС КЧФ генерал-майор авиации запаса Ю. Зверев:

«Совет ветеранов ВВС ЧФ не против подвига штурмана капитана Кордонского Ш. А., но мы за истину подвига всего экипажа многоместного самолета и, в первую очередь, командира экипажа полковника Бидзинашвили Ш. Б., в руках которого был штурвал.

Если бы представление, материал и обсуждение готовили Совет ветеранов ВВС ЧФ совместно с военным советом, то, наверное, и другие наши боевые товарищи данного экипажа не были бы забыты».

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАДРОВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР

24 января 1991 г.
№173-5/45684

На № 15/св
от 19.11.1990 г.

Председателю Совета ветеранов
ВВС КЧФ

Ваше письмо, адресованное в редакцию газеты «Красная Звезда», поступило на рассмотрение в Главное управление кадров МО СССР.

Сообщаю, что, по нашим учетным данным, гв. капитану Кордонскому Шику Абрамовичу звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президента СССР от 4 октября 1990 года посмертно по ходатайству Военного совета военно-морского флота.

По данным Центрального архива МО СССР, за отличное выполнение заданий он дважды представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза: 8 января 1942 года представление не было реализовано; в сентябре 1942 года командиром 36 минно-торпедного авиаполка представлялся повторно, но командир 63 авиабригады изменил вид награды на орден Красного Знамени. В свою очередь, командующий ВВС ЧФ поддержал решение командира полка о присвоении звания Героя Советского Союза, а командующий ЧФ отклонил это представление, и 22 мая 1943 года тов. КОРДОНСКИЙ Ш. А. был награжден орденом Красного Знамени.

В связи с изложенным Министерство обороны СССР поддержало ходатайство Военного Совета Военно-Морского Флота о присвоении звания Героя Советского Союза гвардии капитану КОРДОНСКОМУ Ш. А. посмертно.

Приложение: шесть листов, только адресату.

Заместитель
начальника управления

Генерал-майор /Ю.Розов/

Из письма Героя Советского Союза А. Д. Рыхлова председателю Совета ветеранов ВВС Ю. П. Звереву (28.10.1991 г.):

«Штурмана Кордонского знал только по совместной работе в 36 МТАП. Знал, что он трижды (так в тексте) представлялся к присвоению звания Героя Советского Союза, и трижды на его наградных листах стояла резолюция «Воздержаться». Это есть в архивных документах в Гатчине. Летал он очень смело, был инициативен в воздухе, сам напрашивался на боевые вылеты…

На вручении Грамоты и Золотой звезды Героя Советского Союза вдове, детям и внукам мы с женой присутствовали, где просили главнокомандующего ВМФ разобраться и восстановить справедливость по отношению к остальным членам экипажей, погибших при налете на Констанцу».

В Севастополе, на проспекте Генерала Острякова, установлена 32-метровая стела «Мужеству, героизму авиаторов-черноморцев», на которой изображены три вертикально взлетающих самолета. На гранитных плитах Стены памяти высечены имена 1297 ави­а­то­ров-черноморцев, погибших в годы Великой Отечественной войны. В их числе Ш. Б. Бидзинашвили и Ш. А. Кордонский.