Эхо войны над Троещиной

2-3 ноября 2013 года в Киеве на берегу реки Десенка состоялся Х Международный военно-исторический фестиваль "Даешь Киев!", приуроченный очередной годовщине освобождения столицы Украины от немецко-фашистских захватчиков. Как это было? МойФронт принимал участие в этом грандиозном событии и предлагает свой репортаж о прошедшем крупномасштабном мероприятии...

«Как водные преграды мы форсировали, спрашиваешь? Кто на чем. Кто на плотах, кто на плетнях, кто на заборах. А главное – на сообразительности офицерского и рядового состава».
К. Симонов. «Разные дни войны».

Записки военного корреспондента.
«Даешь Киев! или Эхо войны над Троещиной.

Красный стяг стремительно взвился в небо и гордо затрепетал над советским военным лагерем. Утренний осенний ветерок незлобно трепал полы шинелей выстроившихся в ровную линию красноармейцев. Это открылся Х Международный военно-исторический фестиваль «Даешь Киев!» и сотни реконструкторов засобирались в столицу Украины, желая принять участие в грандиозном и знаковом событии поистине национального масштаба и значения.

Серое ноябрьское утро. Мое такси лихо притормозило у шлагбаума КПП. Красноармейцы в шинелях и большой щит с надписью «Даешь Киев!» - было первое, что я увидел, прибыв в полевой лагерь РККА. На улице - 7 часов утра 2 ноября. Закинув на плечо непомерно тяжеленный баул, плетусь по лагерю, ища глазами палатку морпехов. Обитатели военного лагеря образца 1943 года уже начали свое пробуждение и в разные стороны засновали заспанные пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы и моряки. Общее построение только в 10, однако, неутомимый замкомбата ст. лейтенант Суханов уже прогуливается по лужайке перед палатками, ехидно покрикивая на редких нарушителей формы одежды и выискивая самых ленивых и толстых красноармейцев, любящих долго поспать.

Палатка морпехов, в которой расположились удалые (от фамилии нашего отца-командира - Удалов) одесситы «Воинской доблести», конечно, могла бы затеряться среди однообразного войскового брезента, если бы не флаг ВМФ, обозначающий жилище мужественных покорителей морских пучин. Мгновение, и я, откинув входной тент, оказываюсь в своем новом доме, в котором мне предстоит прожить целых два дня. В нос ударяет густой ансамбль запахов, состоящих из ароматов крепких советских папирос, кирзовых сапог и душистого сладкого лимонада, который вчера вечером пили мои морпехи. Приятные мгновения не омрачает даже усталость бессонной ночи, потраченной на дорогу сюда.

Прошел час. Да, уже целый час я весело общаюсь со своими друзьями. Наш лагерь шумит полноценной жизнью, наполненной грохотом котелков, треском горящих дров, громким смехом и разговорами бойцов. Легкий завтрак, кружечка чая наполнила меня могучей бодростью, и от моей недавней усталости не осталось и следа – я полностью экипирован и готов для построения, репетиции и прочих радостей военно-исторической реконструкции.

10-00. Командиры подразделений (в миру - менеджеры, военные пенсионеры, инженеры, студенты, директора, начальники и пр.) выводят свое воинство на плац. Начинается мучительно долгое распределение по взводам и ротам, все получают приказ привести свое обмундирование и снаряжение в порядок. Товарищ Суханов сурово объявляет график учебной работы, которая в виде репетиции, сколачивания подразделений и прочих организационных моментов будет предшествовать завтрашней реконструкции. На вечер объявлен концерт самодеятельности, просмотр кинокартины, и прочие приятные мгновения общения с товарищами по оружию – ведь в лагере расположились реконструкторы из Болгарии, Израиля, Чехии, России, Белоруссии, а также многих городов нашей неньки-Украины.

Репетиция, как это часто бывает, прошла успешно и слаженно. В результате нескольких прогонов были определены последовательность волн наступающих, их количество и расположение на поле боя. Тренировочная переправа на плотах, приготовленных трудолюбивыми руками войск дяди Вани, вообще показалась нам забавной и легкой речной прогулкой, которая, впрочем, также требовала определенного серьезного отношения к себе. Завтра все будет намного быстрее, жестче и динамичнее, поэтому наши сегодняшние расслабленные движения должны будут трансформироваться в четкие и слаженные действия, исключающие оплошность в завтрашнем мероприятии. Наше подразделение с легкой руки командования оказалось в числе последней волны наступающих, задачей которых была финальная поддержка авангардных цепей и зачистка уже полупустых немецких окопов. Небольшие аэровидеокамеры, управляемые дистанционно, порхали совсем рядом, забавляя нас своим пчелиным жужжанием. Наверное, только очень ленивый не махал приветственно руками диковинным насекомым, которые тоже, видимо, тестировались в полевых условиях, готовясь к предстоящему действу.

Итак, наша задача: развивая наступление, завершить разгром противника, и очистить занятые ним огневые позиции. Для этого мы на плотах переправляемся через речку Десенку и, не сбавляя темпа общего наступления, вместе с тридцатьчетверками проходим все три оборонительные линии врага, не занимая окопов. Оставшихся в живых немцев уничтожаем или берем в плен. Наше отделение во главе с товарищем Удаловым будет завтра двигаться на самом левом фланге, с задачей охватить позиции врага и не дать ему прорваться на нашем участке.

Согласно изначальной задумке организаторов, первая волна морпехов, высадившись из лодок, должна пойти в лоб на укрепления немцев и усеять своими «трупами» весь берег. Сквозь кинжальный перекрестный огонь пулеметов врага должны будут прорваться единицы выживших, а затем разрозненными группами сосредоточиться в определенных местах. Действительно, это было бы очень зрелищно, трагично и, в конце концов, правдоподобно. Да и пулеметов у немцев хватало, о чем свидетельствовали тщательно оборудованные пульгнезда по всей линии обороны. Как все пройдет завтра? Посмотрим… У нас тоже назначены убитые и раненые. Остальным предписано дойти до финальной фазы боя. По окончании тренировки весело шагаем в расположение. Поступает информация о том, что в гаштете нас ждет горячий обед, однако мы, оказавшись без котелков, направляемся в лагерь доедать свои запасы. Нужно многое успеть, в том числе и посетить фотоателье, которое, как всегда, радует нас своей исключительно качественной работой.

Наступивший вечер приятно удивил теплой погодой и радушной благоприятной обстановкой. Бойцы и командиры, населявшие лагерь, комфортно расположились на улице возле своих палаток и продолжили общение, а горящие костры придавали всем нам теплоты и уюта. Надолго запомнятся всем веселые песни под баян чешских товарищей, а также великолепный концерт, в котором принимали участие самые талантливые бойцы и командиры нашей Красной Армии. В этом году посещение лагерей противоборствующих сторон почему-то было ограничено, поэтому единственным подходящим местом встречи с немцами был гаштет, в помещении которого жизнь в тот осенний вечер особенно била ключом. Особо запомнился странный наряд одного из суровых воинов дивизии «Великая Германия» с чрезвычайно волевым лицом и арийским профилем, щеголявшего в морской фуражке, до боли напоминавшей советскую. Может, это у них форма такая???

В целом вечер прошел замечательно и, не смотря на довольно крутые по крепости напитки чешских гостей, утро следующего дня оказалось на удивление ласковым, спокойным и приветливым. Хорошее расположение духа не смогли омрачить даже громкие и по-армейски резкие крики «Подъем!». Это наша вездесущая, неутомимая и чрезвычайно активная Елена пытается разбудить нас в непроглядную рань, злорадно гремя котелками.

Время быстро бежало и на подходе - то главное событие, ради которого, по сути, мы все здесь собрались. Прибыла передвижная оружейка киностудии, у которой выстроилась длиннющая очередь. Патроны, как всегда, распределял старшина Бондарь – незаменимый комвзвода МОО «Красная Звезда». На общем построении нас приветствуют майор Таранец и капитан Гусынский, а товарищ Суханов неустанно продолжает вдалбливать в наши туманные головы элементарные азы техники безопасности. В который раз слушаю правила обращения с СХП и снова прихожу к мнению, что и на этом мероприятии обязательно найдутся отчаянные Джоны Рэмбо, Нико, Россомахи и Терминаторы, которые наплюют на все запреты и общепринятые правила безопасности. Будут и выстрелы в лицо, лопатки в рукопашке, пальба возле уха и прочие неприятные моменты (читая впоследствии сообщения на Райберте, полностью убеждаюсь в своей правоте).

Батальон с приданными подразделениями полностью готов к бою. Передовые части, которым первыми идти в атаку (морпехи, саперы) выдвинулись на исходные позиции, а мы пока - в расположении, по-домашнему обосновались у стога сена и спокойно ждем приказа выступать. Наконец строимся и через какой-то двор следуем на берег реки, где сливаемся с другими красноармейцами. Авангард уже погрузился на плоты и отчалил от берега. Беднягам предстоит простоять на воде несколько часов – в штабе батальона произошла какая-то заминка, поэтому время начала реконструкции немного затягивалось. На поле шел концерт, и песни военных лет в современном исполнении доносились до нас громким, усиленным мощными динамиками эхом.

Шум авиационных моторов возник внезапно и начал неуклонно нарастать. Наконец-то!!! Две пары истребителей – два советских и два немецких - приступили к штурмовке наземных позиций, а затем схлестнулись в небесной схватке. Волнующая реальность всего происходящего создала полнейший эффект присутствия, оглушительные раскаты рвущихся ИМов сердито сливались с грохотом зенитной артиллерии и это было ОЧЕНЬ красиво и правдоподобно! Вот из-за полоски речной косы появились лодки морпехов и, тихо урча моторами, направились к месту высадки. Пехота на плотах также пришла в движение – первые три творения саперов стали тяжело приближаться к берегу. На суше уже завязался бой – это морпехи, мелькая тельняшками, начали вгрызаться в плацдарм, оставляя на прибрежном песке свои первые потери.

Зрители плотной стеной окружили зону боевых действий, а близлежащие деревья густо оседлали самые отчаянные любители зрелищ. Порой разрывы ИМов происходили в опасной непосредственной близости от них, однако люди не обращали внимания на предостерегающие окрики милиционеров из оцепления. Все старались поближе увидеть бегущую и дико ревущую массу моряков, которые, игнорируя шквальный вражеский пулеметный огонь в упор, неслись вперед, сверкая глазами и лезвиями обнаженных малых саперных лопаток.


Бой неуклонно продолжал нарастать. Вот за работу принялась пехота первой волны, а пулеметные расчеты Гимназиста на флангах ловко и умело оказывали огневую поддержку наступающих. Мы, пригнувшись, подошли к берегу и терпеливо ждали своей очереди взойти на шаткий плот, однако случилось то непредвиденное, что всегда обычно происходит в самый неподходящий момент. И это несмотря на превосходный уровень подготовки к предстоящему мероприятию! Одни плот развалился на части и его пассажиры очутились по пояс в осенней прохладной (правда, не ледяной) воде. Саперы бросились спасать имущество в надежде быстро отремонтировать и пустить в ход данное плавсредство. Но времени уже не хватало и мы получаем приказ грузиться на лодки морпехов, которые уже двигались к нашему берегу.


Впрыгиваем на борт на одном дыхании, отталкиваемся и в числе прочих мчимся к берегу, который скрылся из виду в дыму взрывпакетов и пороховой гари. Оглядываюсь на своих товарищей и невольно улыбаюсь – напряженные лица, злой прищур глаз, хищно пригнутые силуэты. Вот с кого нужно писать плакат «Смерть фашистам!» Бой гремел уже где-то в глубине, а мы, не встречая пока никакого сопротивления, бежим к вражеским окопам. Несколько наших товарищей, согласно указаний на репетиции, все же «погибают», театрально свалившись на перепаханную сотнями пар сапог землю. Мимо, сверкая клинками шашек, пронеслась кавалерия, одна тридцатьчетверка задымила, обреченно замерев у вражеских блиндажей. Мы, продвигаясь на левом фланге, наткнулись на два немецких пулемета, которые на наши винтовочные выстрелы отвечали короткими злыми очередями. Стараемся не высовываться – зрители находятся совсем рядом и с интересом наблюдают за нашими короткими перебежками.

Неожиданно слышу недалеко свою фамилию. Оглядываюсь на крик и получаю в грудь автоматную очередь из МР-38. Так мои друзья-одноклубники-немцы развлекаются, лежа «убитыми» в небольшом овражке. Опять показались кавалеристы, которые неслись уже в нашу сторону. Что ж, прекрасно! Просим у конников поддержки и те, взмахнув шашками, лихо разметали две вражеские пулеметные точки.


Ура! Это победа! Путь открыт, и славные бойцы Красной Армии поднимаются в последнюю решительную атаку…

Вознесенск-Киев-Вознесенск. 2-3 ноября 2013 года.